judepinguin

Categories:

Дачные записки. Часть 2

24.08.2020 пн

Соседский кот, то ли по молодости, то ли по врождённой наглости, ежедневно предпринимает попытки проникнуть в домик и кухню. Нынче здесь живёт наш 16-летний Кузя, который, однако, не реагирует, не шипит первым. Этим грешит юный Фриц, - так назвал его сосед, сторож нашего садового товарищества. Толком и не объяснил он выбор такой клички, но внешний вид кота несколько стереотипно коррелирует с образом типичного немца: светлый с голубыми глазами, аки истинный ариец. В иные годы, будь он человеком, ему бы написали в личном деле: «Характер нордический». Вообще, эта кошачья активность в чём-то зависит и от мамы, ведь она по доброте душевной пару месяцев назад стала подкармливать Фрица, к несказанной радости молодого растущего организма.

Сторожка, что стоит буквально в десяти метрах от нашего домика, через забор, помнится множеством постояльцев. Поначалу, когда двадцать лет назад, в далёком 2000-м году, мы начали обживать только что купленный участок, в сторожке жил Владимир Петрович. Честно говоря, он за последние годы вообще не изменился внешне: та же белоснежно-седая, аккуратно подстриженная борода, смуглая обветренная кожа, очки с затемнёнными линзами, да ни с чем не сравнимая дикция; рост его худощавой фигуры чуть выше среднего. Через дорогу, напротив наших ворот, стоит дом Владимира Петровича, в котором ныне обитает наездами его внук Артемий. Помню, в детстве он частенько составлял мне компанию в футбольных играх на пыльной каменистой дороге. Ох, сколько трудов доставляло извлекать улетевший от чьего-то удара мяч из дремучих зарослей колючего шиповника! Однако, с эстетической точки зрения, такие посадки вполне заменяют и сам забор, но для их оформления нужно хотя бы пару десятков лет. Не продраться сквозь шиповник ни зимой, ни летом, да и густота кустов не позволяет беззастенчиво пялиться на соседнее хозяйство.

После Владимира Петровича сторожем стал Николай Захарович. Его тембр голоса и манера речи почему-то невероятно веселили меня: в его присутствии трудно было не прыснуть. Как-то в соседнем посёлке в магазине видел его сына; тот с детьми порою наведывался к отцу. Иногда с соседскими мальчишками мы, в силу имевшегося юмора, разыгрывали Захарыча. Например, в замочную скважину навесного замка вставляли два листка подорожника, а между ними – стебелёк другого растения. Ещё тот сторож держал кроликов, которые частенько заглядывали к нам на участок, а тогдашний кот Дымка с удивлением и охотничьим инстинктом пристально смотрел на этих зверушек.

На елях позади сторожки и ныне висит приделанная металлическая штанга в виде турника. Кто и когда соорудил этот спортивный снаряд, всё ещё остаётся загадкой.

Было до поры до времени у сменявших друг друга сторожей то ли правило, то ли обязанность держать сторожевого пса. Всегда на моей памяти это были кобели восточно-европейской овчарки. Кажется, обоих, - Герата и впоследствии Берта, усыпили на старости лет посредством отравления. Обидно было наблюдать, как целый день взрослые псы сидели на привязи, скуля, желая резвиться на просторе. Отпускали их только на ночь глядя, вот и гавкали они на каждую проезжавшую машину, чем несказанно досаждали нам после полуночи. Грустные карие глаза глядели на меня из щелястой конуры, покуда надоедливые комары упивались, сидя на чёрном собачьем носу. Последние лет шесть псов в хозяйстве сторожа не держат.

На ближнем к двери подоконнике сторожки в дневное время обычно выставляли стационарный телефон, по которому можно было позвонить в Москву. Так и поступали дед или бабушка, когда поочерёдно приезжали на дачу. Однако, детское чувство юмора только возрастало с каждым годом в моих соседях: наша компания иногда баловалась телефонными розыгрышами, набирая случайные столичные номера. Нынче тот же Ютуб содержит сотни тысяч видео подобных пранков разной технической степени сложности, а тогда это было время появления первых цифровых носителей, потихоньку теснивших аналоговые. 

Через несколько лет после нашего приезда построили предбанник к сторожке, в котором и разместился телефонный аппарат. Под пристройкой были очень высокие ступеньки, поэтому пришлось уложить на них дополнительные брусья для облегчения подъёма. Прошло несколько лет и мобильная связь стала более доступной, посему телефон убрали. Хотя, наверняка речь шла и об экономии на расходы товарищества.

Так уж распорядилась флора, что половина нашего участка, размеры которого составляют восемь соток, даже в жаркий полдень скрыта в тени сосен и ёлок. Стоит отойти от домика буквально на двадцать метров и можно порою снять даже майку, настолько тепло. При этом в домике и кухне относительно прохладно. Сразу за нашим забором течёт что-то среднее между речкой и ручьём – Нахабинка. Ширина её водной глади – менее двух метров, а глубина – не более тридцати сантиметров. Такое соседство, конечно, прибавляет определённую долю сырости. За речкой начинается небольшой подъём рельефа: все далее стоящие участки находятся таким образом в более сухой и солнечной позиции по мере продвижения к плоской вершине нашей складки местности. 

За пару километров по прямой, через лес, стоит от нас к западу деревня Раёво. Сейчас её уютные поля превращены в гольф-клуб; всё пошло в дело, каждая деляночка. Нетронутой же осталась длинная, относительно широкая запруда, с перекинутым через неё узким деревянным мостиком. Как-то раз ездили туда с папой, проделав около трети пути на велосипедах по дороге меж участков, а оставшиеся 2/3 – пешим ходом по просеке через лес. Преодолели тогда два «перекрёстка» просек через хвойные дебри, то есть чуть более двух километров, на считая примерно столько же дороги через дачи до леса. Наловили, как помнится, не очень много. Свою скромную добычу в небольшое заржавелое ведёрко, переложив травой, дабы рыба не имела возможности сильно трепыхаться, пока мы преодолевали весьма неровную дорогу просеки. Всё-таки, для спецтехники предназначены такие места, а не для пешеходов.

Теперь, менее чем в паре сотне метров от линии дач, прорезало густой хвойный лес очередное шоссе. Четыре полосы асфальтового монстра сожрали бесчисленное множество природных красот. В нашем случае хотя бы обошлось без сноса построек, а ведь во многих местах при постройке ЦКАДа так и было. Самое неприятное, что эта автострада перерезала грунтовку, по которой за каких-то полчаса можно было дойти до ближайшей платформы Хлюпино белорусского направления подмосковных электричек, линии Москва – Звенигород. Она, кстати, была построена на участке Звенигород – Голицыно в тяжёлом 1922 году, то существенно облегчило транспортное сообщение между столицей и одним из самых древних городов подмосковной земли. Линия, правда, однопутная, но связь через Голицыно с важнейшей железной дорогой центральной России от столицы до Смоленска, и далее Минска – Бреста – Варшавы назрела ещё в начале 20 века. 

Недалеко от нашей дачи, почти во всех направлениях компаса, расположены древние и невероятно интересные храмы, усадьбы, монастыри, санатории и номенклатурные участки. Благо, Одинцовский район Подмосковья, ныне упразднённый в результате муниципальной реформы, - это настоящая жемчужина в историческом, краеведческом, культурном, да и духовном планах.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded